Добро пожаловать в Израиль!
Всем, кто собирается посетить эту удивительную страну...


















карта сайта



Новости




18.10.2013

Первый частный музей постсоветской России отмечает 20-летие. Репортаж



Наберите в любом поисковике: «Что посетить в Ярославле?», и почти в каждом путеводителе вы встретите совет посетить музей «Музыка и время». Что же в нем особенного, почему он пользуется такой популярностью? Чтобы попытаться ответить на этот вопрос — я сделал небольшой репортаж. Тем более, в этом году музею исполняется 20 лет.

Музей «Музыка и время» — первый частный музей в постсоветской России. Его открыл в 1993 году актер, фокусник, иллюзионист Джон Григорьевич Мостославский на Волжской набережной, на территории бывшей усадьбы купца Вахромеева.

Сейчас это целый комплекс, в который входит музей фарфора, музей самоваров, органный зал и собственно сам музей «Музыка и Время». Когда я спросил у Джона Григорьевича, как у него появилось желание заняться музейным делом, он придвинулся ближе, посмотрел мне прямо в глаза, и тихим голосом, как будто рассказывая сокровенную тайну, сказал: «Наверно я в детстве с кроватки упал, и головой ударился… Нормальные евреи деньги делают». А потом рассмеялся.

Джон Григорьевич Мостославский из семьи потомственных артистов оригинального жанра. В детстве он часто бегал на концерты Вольфа Мессинга, и, бывало, даже ассистировал ему. А в 14 лет Джон Григорьевич сам вышел на сцену и начал работать в качестве фокусника. Он много гастролировал, в том числе на севере, так как там можно было работать сверх устанавливаемых государством норм, а, следовательно, зарабатывать больше.

С раннего детства он увлекался коллекционированием, это были монеты, подковы, фарфоровые игрушки, колокольчики. Колокольчики стали особой страстью. Джон Григорьевич рассказывает, что бывало, срезал их у коров и коз на выпасе, а пастухи не разделяли восторга на этот счет и ловили его. Со временем страсть к коллекционированию не угасла, и Джон Григорьевич тратил значительную долю от своих гонораров на пополнение коллекции.

Во время гастролей коллекцию приходилось хранить в квартирах, в гаражах, на дачах у друзей. В начале 1990-х удалось выкупить в частную собственность один из домов на Волжской набережной. К слову сказать, это был первый дом, целиком проданный в частные руки. По этому поводу Джона Григорьевича даже вызывали в «Серый дом» (так в Ярославле называют областное Управление Внутренних дел), для дачи объяснений.

Еще больше проблем возникло с покупкой второго дома. Говорили: «Он же еврей, он отреставрирует дома, перепродаст их и уедет в Израиль». С трудом удалось убедить власти, что даже если все будет именно так — усадьба останется в Ярославле, восстановленной, и это лучше, чем, если бы она разрушалась дальше. Но Джон Григорьевич не собирался уезжать, у него была цель — восстановить усадьбу и открыть музей.

Вся коллекция Джона Григорьевича входит в негосударственные фонды министерства культуры. Во время губернаторства Анатолия Ивановича Лисицина, за счет области была выделена охрана. Сейчас музей существует без государственной поддержки. В музее трудятся 8 научных сотрудников, это не считая мастеров, которые поддерживают все экспонаты в рабочем состоянии.

Да, именно так — все экспонаты в рабочем состоянии. В музее, например, великолепная коллекция старинных часов, в том числе работы известных мастеров Мозера, Беккера, Буре, и все «ходят», все заведены на разное время, чтобы не заглушать друг друга. Раз в неделю приходит мастер-часовщик, чтобы проверить их работу.

Все музыкальные шкатулки, граммофоны и патефоны тоже работают, и их можно послушать во время экскурсии. И, к слову, есть что послушать — фонотека музея составляет более 20 000 пластинок, в том числе Карузо, Шаляпин, Вертинский, а так же все прижизненные записи В. И. Ленина, И. В. Сталина, других политических деятелей. «Это наша история, какая бы она не была» — говорит Джон Григорьевич про наследие советской эпохи, и шутливо добавляет: «А вдруг снова красные придут — а у меня полная коллекция записей Ленина, меня и не тронут».

В этом музее очень домашняя обстановка, и практически все можно потрогать. Где еще, например можно поиграть на фисгармонии (достаточно редкий, сходный с органом клавишный инструмент)? Одним из уникальных экспонатов является настоящая шарманка — больше в России нет старинной шарманки в рабочем состоянии — ее Джон Григорьевич специально возил ремонтировать во Франкфурт-на-Одере.

Есть здесь и огромная коллекция утюгов и утюжков. Начиная с деревянных рубелей, и заканчивая современным электрическим. Здесь есть и обычные чугунные, и со сменными пластинами, и даже раритетный американский утюг работающий на спирту… В Росси такая модель, почему-то, не особо прижилась. Хотя завезли их в Россию, со слов Джона Григорьевича, в огромном количестве.

Есть в музее «Музыка и Время» и большая коллекция колоколов и колокольцев. Во время экскурсии вам обязательно сыграют на них и «Подмосковные вечера», и мелодии из советских мультиков, а возможно и ещё что-нибудь. Так же, в музее, в последние годы возрождают традицию «хомутания» — старинного обряда, когда невеста набрасывала жениху на шею хомут с бубенцами, а тот клялся ей в любви. Вообще для ярославских молодоженов «Музыка и Время» — один из пунктов «обязательной программы», каждые выходные в музее и около него можно увидеть свадебные гуляния. Иногда даже арендуют органный зал, для бракосочетаний. Молодоженам здесь обязательно дарят керамический колокольчик на память.

Кстати об органном зале: он располагается во втором из зданий усадьбы, на втором этаже. Каждую пятницу здесь проходят концерты органной музыки. Здесь стоит орган фирмы «W. Sauer», имеющий более 400 труб, его делали для Джона Григорьевича в Германии под заказ.

А на первом этаже располагаются коллекции Каслинского литья, самоваров и фарфора. Джон Григорьевич с гордостью говорит, что его коллекции самоваров завидовали даже гости из Тулы.

Что уж говорить, об огромной коллекции Кузнецовской посуды, фарфоровых композиций Мейсена, Гарднера. За них Джон Григорьевич особо переживал, когда в советские годы хранил коллекцию в гаражах и на дачах. Забравшиеся воришки могли, не разобрав ценности, поломать эти хрупкие произведения, но, к счастью, все уцелело.

Напоследок, я спросил у Джона Григорьевича, все ли у него получилось, все ли смог реализовать, и все ли получилось именно так, как он хотел? Он подумал, улыбнулся, и сказал, что у него все получилось «на пять с плюсом». Но есть и планы на будущее, возможно открыть вместе с сыновьями первый в России Театр Иллюзии. Главное продолжать делать хорошо, как говорит сам Джон Григорьевич: «Плохо работать нельзя, это ведь мой музей, это все моё, поэтому нужно делать хорошо». Наверно поэтому его музей давно влюбил в себя ярославцев, и продолжает влюблять в себя всех приезжающих туристов.


Источник: http://www.ridus.ru/


Города и Курорты










Архив новостей